Журавлёв Пётр Дмитриевич

Журавлёв Пётр Дмитриевич

Журавлёв Пётр Дмитриевич

Лётчик — истребитель.

С весны 1942 года сержант П. Д. Журавлёв сражался в составе 21-го истребительного авиационного полка ВВС Краснознамённого Балтийского Флота. Летал сначала на И-16, затем на «Яках».

Прошёл путь от рядового лётчика до командира звена.

В воздушных боях уничтожил 11 самолётов противника лично и в группе с товарищами.  [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 5 личных и 4 групповые победы. ]

В Апреле 1943 года Лейтенант П. Д. Журавлёв погиб в воздушной схватке, прикрывая группу штурмовиков.

Награждён орденами: Красного Знамени  ( дважды ).

*     *     *

Весной 1942 года лётчики 21-го истребительного авиационного полка ВВС Краснознамённого Балтийского Флота начали осваивать новый истребитель Як-1. Тогда же, в полк прибыл и новый командир — Майор Яков Захарович Слепенков.

Сержант Журавлёв, которого вот уже несколько дней придерживали с обкаткой мотора, с радостью узнал о поступившем разрешении и не замедлил взлететь. Слепенков наблюдал полёт, оставаясь на стоянке звена управления. Оттуда ближе всего до старта, куда он собирался подойти ко времени посадки лётчика. Тем временем Журавлёв уже сделал последний разворот и стал выравнивать машину.

— Дайте ракету. Он с одной ногой, — приказал Слепенков. Взвилась красная ракета, и Журавлёв ушёл на второй круг, тотчас догадавшись, в чём дело. Лётчик многократно пробовал убирать и выпускать шасси, использовал и пилотаж. Но ничего не получалось — колесо не выходило. Пришлось садиться на одно колесо. Ко всеобщей радости, посадка закончилась блестяще.

— Товарищ Майор, сержант Журавлёв задание выполнил. Разрешите получить замечания, — спустя несколько минут докладывал он новому командиру.

— Молодец ! — улыбаясь, сказал Слепенков, крепко пожимая руку лётчику.

Журавлёв смутился. Такой реакции он не ожидал. Он ждал, как это бывало обычным до Слепенкова, упрёка, а то и оскорбления. За то, что не всё, может быть, сделал правильно, чтобы избежать рискованной посадки на одно колесо. Позже Журавлёв рассказывал, что, оправившись от первого смущения, он готов был обнять командира. И вероятно, сделал бы это, но по уставу не полагалось.

Получив разрешение быть свободным, Журавлёв, счастливый благополучным исходом аварийной ситуации и похвалой командира полка, уверенный в своих силах, бодро зашагал в эскадрилью. Там его ожидали объятия друзей, искренне радовавшихся успеху товарища…

Як-1 ст.лейтенанта П.Д.Журавлёва. 21-й ИАП-КБФ, август 1942 г.

Як-1 ст.лейтенанта П.Д.Журавлёва. 21-й ИАП-КБФ, август 1942 г.

В конце Июня 1942 года 21-й ИАП ВВС КБФ перебросили в Борки — на Ораниенбаумский приморский плацдарм, отрезанный от Ленинграда в Сентябре 1941 года. Это был участок суши около 65 километров по берегу Финского залива и километров 20 — 25 в глубину. Он прикрывал сухопутные подступы к Кронштадту, оттягивая на себя немалые силы врага.

В Борках появились и первые раненые. Ими оказались сержант Пётр Дмитриевич Журавлёв и Лейтенант Пётр Григорьевич Богданов. Оба из 1-й эскадрильи.

7 Августа, Журавлёв возвращался с задания на самолёте Як-1   ( бортовой номер «10» )  с повреждённым зенитным огнём мотором. Сам он был невредим. К аэродрому подошёл со стороны, противоположной старту. Чтобы не ломать дорогостоящую машину, не стал приземляться на фюзеляж с ходу. Решил зайти со стороны старта и садиться у посадочного знака на три точки. К сожалению, посадить машину не удалось. Мотор предательски остановился. Скорость резко упала, самолёт перевалился на нос и рухнул в лес.

Як-1 сержанта П. Д. Журавлёва после аварийной посадки в лесу.  7 Августа 1942 года.

Як-1 сержанта П. Д. Журавлёва после аварийной посадки в лесу.  7 Августа 1942 года.

 

Як-1 сержанта П. Д. Журавлёва после аварийной посадки в лесу  7 Августа 1942 года.

Як-1 сержанта П. Д. Журавлёва после аварийной посадки в лесу  7 Августа 1942 года.

Лётчик успел только перенести руку на прицел, чтобы защитить голову. В момент удара о землю привязные ремни лопнули и Журавлёва выбросило из кабины через открытый ранее фонарь. Упал лицом вниз и сразу же встал на ноги. Они держали нетвёрдо. С окровавленным лицом, пошатываясь, Журавлёв медленно передвигался навстречу врачу, видя, как тот изо всех сил бежит к нему.

— Надо же, как можно ошибиться в возможностях подбитой машины, — произнёс лётчик. Ещё какой — то миг, и Журавлёв безжизненно повис на руках у врача: он потерял сознание на целую четверть часа.

Кроме сотрясения головного мозга у него оказалась обширная, обильно кровоточащая резаная рана мягких тканей лба от волосистой части головы до спинки носа.

В войсковом лазарете посёлка Лебяжье хирурги сблизили края раны швами, воспользовавшись местным новокаиновым обезболиванием. Рана зажила гладко, без осложнений. Через три недели Журавлёва перевели в Приютино, где он завершил лечение, восстановил силы в доме отдыха и снова приступил к боевой работе.

В происшествии с Журавлёвым проявилась одна из типичных черт мужественного лётчика — решимость с риском для себя беречь до последней возможности вверенную ему боевую технику. Вскоре, за боевые успехи, многих лётчиков наградили орденами Красного Знамени. В числе других был и Пётр Журавлёв.

*    *   *

Наступила осень 1942 года. Бои за Синявинский плацдарм продолжались. 20 Сентября восемь наших Як-1 сопровождали штурмовиков Ил-2, наносивших штурмовой и бомбовый удары по кораблям противника в Финском заливе. Обеспечив «Илам» успешное выполнение задания, истребители сопровождения в воздушном бою с противником, численно превосходившим их вдвое, сбили четыре «Фиата». Один из которых записал на свой боевой счёт Пётр Журавлёв. «Илы» и «Яки» потерь не имели.

*    *   *

В начале 1943 года советские войска начали наступательную операция в районе Синявинских высот. Эскадрильи полка перелетели на оперативный аэродром. Расстояние до линии фронта наших войск на правом берегу Невы сократилось почти наполовину.

После зачтения приказа о наступлении в части состоялся митинг. Однополчане горячо и взволнованно говорили о наступившем долгожданном часе расплаты с врагом за муки ленинградцев, за их слезы и кровь, за гибель тысяч невинных жителей города, за варварские обстрелы и бомбежки, за разрушенные дворцы Петергофа, Пушкина, Павловска, Гатчины.

Первым взял слово П. Д. Журавлёв. Красноречием он не отличался. И на этот раз сказал коротко и просто. Заверил, что будет бить врага метко, не щадя сил для победы. В таком же духе выступили ещё несколько лётчиков, и митинг закончился.

Авиаторов подводил плотный снегопад. Лётчики, рвавшиеся в воздух, чтобы поддержать и воодушевить наземные войска, сетовали на непогоду. Но вот погода стала налаживаться, и истребители взмыли ввысь. Первым отличился Младший лейтенант Журавлёв, сбивший в воздушном бою в районе Синявина Ме-109. Слово, данное на митинге, лётчик сдержал.

Красный шар солнца ушёл за горизонт. Лётчики сели в автобус и поехали на ужин. По дороге не было обычных шуток и смеха. Причина понятна: не вернулся с задания Стручалин  ( как оказалось позднее, он совершил вынужденную посадку ). Приехав, уселись за длинный, уже накрытый стол. На нём — 3 торта с выведенными белым кремом фамилиями отличившихся: «Журавлёв» и «Макеев». Торты за ужином по числу сбитых за день самолётов — полковая традиция. Она соблюдалась всегда. Исключений не было.

*    *   *

По возвращении с оперативного аэродрома в Приютино, полк перебазировался на аэродром Гражданка, который находился на пустырях северо — восточной окраины Ленинграда, вблизи Политехнического института имени М. И. Калинина. Своей границей аэродром примыкал к одноимённому населённому пункту. Место бывшей Гражданки с её небольшими деревянными домиками, стоявшими по сторонам длинной шоссейной дороги, точно воспроизводит теперь Гражданский проспект — одна из красивых и наиболее протяжённых магистралей послевоенных новостроек Ленинграда.

Давно застроена и территория аэродрома. Почти в центре бывшего здесь лётного поля стоит кинотеатр «Современник». У его входа установлен памятный мемориал, символизирующий место бывшего старта. На постаменте из бетона, обозначающем часть взлётной полосы, установлен бронзовый многогранный шар — прожектор. Под ним на гранитной плите слова: «Здесь в 1941 — 1945 годах находился аэродром Гражданка, с которого лётчики Краснознамённой Балтики защищали ленинградское небо».

Начало Февраля 1943 года для советского народа, воинов армии и флота ознаменовалось новым радостным событием — 2 Февраля победно завершилась Сталинградская битва, означавшая коренной поворот в ходе воины в нашу пользу.

Продолжали успешно громить врагов и авиаторы Балтики, убедительно демонстрируя свое возросшее боевое мастерство и превосходство над немецкой авиацией. Среди первых лётчиков полка, отличившихся в тех воздушных схватках, был Пётр Журавлёв. При сопровождении разведчика на фотографирование линии фронта 9 Февраля — в день одного из наиболее ожесточённых артиллерийских обстрелов, когда в черте города были зарегистрированы 1878 разрывов вражеских снарядов, — в неравном воздушном бою с 6 истребителями противника Журавлёв сбил 2 из них. Фоторазведчик успешно выполнил задание и невредимым вернулся на свой аэродром. Это были 10 и 11-я победы на личном счету замечательного лётчика, награждённого вторым орденом Красного Знамени.

В тот день самолёт Пе-2 вылетел на воздушную разведку войск противника в районе Невская Дубровка — Мга  ( Ленинградский фронт ). Его сопровождали 6 истребителей 21-го ИАП ВВС КБФ: 2 Як-1 в группе воздушного боя   ( ведущий Младший лейтенант П. Д. Журавлёв )  и 4 Як-7 в группе непосредственного прикрытия  ( ведущий Младший лейтенант В. И. Ткачёв ).

Над линией фронта в районе Мги на высоте 3000 метров, когда Пе-2 начал воздушное фотографирование, группе встретились 4 Ме-109 и 2 FW-190. Имея превышение над противником 800 — 1000 метров, Журавлёв вместе со своим ведомым решительно и дерзко атаковал головной Ме-109 и сбил его. Истребители непосредственного прикрытия поддержали пару Як-1. Сковав боем 2 FW-190, они не дали им возможности атаковать Журавлёва. Воспользовавшись этим, командир истребителей сопровождения на большой скорости сблизился со второй парой «Мессеров» и сбил ещё один самолёт. Атакованный им Ме-109 загорелся и при ударе о землю взорвался.

Под прикрытием двух Як-7 экипаж самолёта — разведчика продолжал фотографировать передний край обороны противника. Правильное построение боевого порядка истребителей сопровождения и высокая осмотрительность наших лётчиков позволили им первыми атаковать вражеские самолёты. Высокая эффективность первого удара, решительные и умелые действия наших лётчиков, непрерывное управление командира группы П. Д. Журавлёва, чёткое взаимодействие истребителей с экипажем Пе-2 обеспечили победу тактической группы истребителей сопровождения и выполнение основной боевой задачи.

*    *   *

В один из дней второй половины Апреля 1943 года в журнал учёта санитарных и безвозвратных потерь лётного состава 21-го ИАП ВВС КБФ была внесена запись о гибели Лейтенанта Петра Дмитриевича Журавлёва. В составе четвёрки «Яков», вместе со своим другом Виктором Рубцовым, он вылетел на сопровождение штурмовиков и не вернулся. Его могилой, доложил Рубцов, стал Финский залив…

( Из книги В. Г. Митрофанова — «С крылатыми героями Балтики». )

*     *     *

Список всех известных побед Лейтенанта П. Д. Журавлёва:
( Из книги М. Ю. Быкова — «Победы сталинских соколов».  Издат. «ЯУЗА — ЭКСМО», 2008 год. )

Эпизоды из боевой деятельности:

2 Июля 1942 года лётчики 21-го ИАП  ( 61-я ИАБР, КБФ )  в течение дня вылетали на поиск и уничтожение самолётов противника в восточной части Финского залива.

В 12:40 четвёрка Як-1  ( лётчики Павлов, Журавлёв, Нетреба, Левинский )  на высоте 2500 метров встретили в районе озера Горы — Валдай группу из 3-х Hе-111. После двух атак правый ведомый тройки Hе-111 задымил и отстал, два других ушли со снижением в район озера Копанское. После повторных атак с дистанции 50 метров отставший Hе-111 был сбит и упал в лес.

В 17:05 четвёрка Як-1  ( лётчики Павлов, Журавлёв, Нетреба, Фетисов )  в районе маяк Толбухин — маяк Шепелев на высоте 2000 метров вели бой с группой Hе-111. После третьей атаки самолёт противника с дымом пошёл на мыс Колганпя и упал в районе деревни Логи. При возвращении с патрулирования на высоте 3000 метров вели бой с 2 Ме-109. При выходе из атаки самолёт Фетисова атаковала пара Ме-109. Отражая эту атаку, Журавлёв одного из «Мессеров» сбил. Самолёт Фетисова не дотянул до своего аэродрома и упал в районе Горы — Валдай. Лётчик погиб.

27 Июня 1942 года четвёрка Як-1 из 21-го ИАП КБФ прикрывала корабли дозора на участке Лавансаари — Кронштадт. В 19:00 Павлов на высоте 2000 метров вёл бой с Hе-111. После 7-й атаки с задней полусферы Hе-111 был сбит и упал на аэродром Липово. Н. И. Митин и Д. П. Журавлёв на высоте 1800 — 2000 метров вели бой с Ju-88. После 3-й атаки самолёт был сбит и упал восточнее деревни Койболово.

Использована информация с сайта В. Харина — «Авиаторы Второй Мировой…»