Воспоминания участников

«Не ушли»

Низкая облачность, местами туман. Поэтому мы, летчики 21-го Краснознаменного истребительного авиационного полка, сегодня не летаем. Обидно. Где-то севернее, в сотне километров от нас, остров Борнхольм. В последние дни к нему стремятся корабли и самолеты противника из окруженной в Курляндии группировки. Неужели нельзя помешать гитлеровцам?

Звоню начальнику штаба: «Разрешите полет вдоль побережья, разведать погоду».
«Добро» получено. Летим вдвоем со старшим лейтенантом Павлом Стручалиным. Под нами серая, бугристая масса воды. Над головой такая же серая пелена сплошной облачности. Следим за воздухом и морем.
Слева угадывается берег Борнхольма. Вдруг вижу вражескую летающую лодку. Атакуем ее, даю очередь из пушки, затем из крупнокалиберного пулемета. Попал! Вижу, как от очередей товарища разрушается обшивка крыла самолета противника. Еще атака, и он падает в море.
Делаем третий заход. Почти на встречном курсе под нами проносятся два «Ю-52», едва не цепляясь за гребни волн. «Юнкерсы» пытаются уйти под защиту зенитных батарей. Атакуем ближайшего. Вражеский стрелок бьет по моей машине. Еще два захода, и «юнкере» погружается в волны.
— Вода из радиатора твоего самолета,— слышу ведомого.
— Понял. Идем домой!
До берега 15—17 минут лета. Мотор гудит пока ровно. Но вода уходит из системы охлаждения, и мотор начинает перегреваться. Когда воды не станет, двигатель может заклиниться. Эти тревожные мысли прерывает еле слышный голос:
— «Каштан-13», сообщите координаты, готовлю катера.
Значит, на аэродроме слышали наши переговоры. Отвечаю :
— Иду к вам.
Мучительно долго тянется время. Самолет трясет как в лихорадке. Отстегиваю ремни, сбрасываю фонарь кабины. Все готово к посадке на воду. Но винт крутится. Еще немного продержаться в воздухе — и самолет будет над аэродромом.
Берег. Плавно перевожу самолет в планирование. Посадка на три точки. Подбегают друзья.
— Все рискуешь! — с укором говорит командир.— Лезешь на пулеметы.
А в глазах искрится радость: командир по-человечески счастлив за нас, сбивших два вражеских самолета.
Случилось это 8 мая 1945 года. А командиром был у нас Герой Советского Союза Павел Иванович Павлов.
В. Дробков,
подполковник запаса.
Правда, 1970, 15 августа.